Воспоминания дочери моряка Менгалима Хузахметова о своем отце, служившем на крейсере "Красный Кавказ"

Об отце.

Старшее поколение горожан еще помнит Менгалима Хузахметова - дядю Мишу, как его многие называли. Всегда приветливый, доброжелательный, он сразу располагал к себе. Внешне сдержанный, разговаривающий негромким голосом, при встрече он не мог скрыть радостной улыбки и сиянья глаз. Отец был жизнерадостным человеком.

В разговоре он постоянно балагурил, подбадривая собеседника. А во время домашних праздничных застолий маме приходилось уговаривать гостей: «Да, ешьте же, ешьте!» - а те покатывались со смеху, слушая веселые пересказы отца. А он смеялся больше всех. Глядя на этого жизнерадостного человека нельзя было и представить - что пришлось испытать ему в жизни.

Еще в молодости - до войны - отцу довелось служить на крейсере «Красный Кавказ». Он рассказывал об этом с таким теплом, мысленно возвращаясь и в те времена, и в Севастополь, что лицо его всякий раз расцветало и, слушая его, я тоже начинала улыбаться и представлять и южный город, и каштаны в цвету, и море, и корабли.

Во время службы на крейсере отцу посчастливилось совершить поход по Средиземному морю и побывать в Турции, Греции и Италии. Увиденные дальние страны так поразили воображение парнишки, что он навсегда остался страстным путешественником и мечтателем.

Молодой, крепкий, красивый парень - спортсмен, студент института физкультуры в Москве, отец попал под беспощадные колеса сталинских репрессий. Пять лет он провел в архангельских лесах. Пять долгих, страшных лет, о которых потом он никогда не рассказывал. А когда вернулся, началась война.

Воевать отцу пришлось на море. Вместе с другими моряками Черноморского флота он участвовал в обороне Севастополя. Когда их корабль подбили, продолжал воевать в составе морской пехоты. Участвовал в ночных походах к Сталинграду на катерах, доставлявших бойцам боеприпасы и продовольствие и забиравших раненых.

Однажды во время ночного похода их катер, заполненный ранеными бойцами, налетел на мину. Взрывной волной отца отбросило далеко в сторону. Очутившись в воде, он быстро сбросил с себя одежду и обувь, тянувшие вниз. Когда все улеглось, оказалось, что в живых осталось только три человека. Стараясь удержаться на воде, они ждали рассвета. Плыть некуда - берегов не было видно ни с одной стороны. Днем мимо проходили корабли. Кричать уже не было сил, а размахивать, привлекая к себе внимание, было нечем. Когда совсем не осталось сил, отец начал тонуть. Вдруг под ногами он почувствовал дно. Вновь появившаяся надежда на спасение и яростное желание жить подбросили его вверх, помогли подняться на поверхность воды. Потом, набирая побольше воздуха, отец и его товарищи время от времени опускались на дно, чтобы отдохнуть. Трое суток моряки продержались на воде. Наконец, их заметили и подобрали. Именно подобрали, потому что самостоятельно на борт они подняться уже не могли.

Молодой крепкий организм быстро восстановился, и отец продолжал воевать, участвовал в освобождении советского Заполярья, был награжден боевыми медалями. Что пришлось пережить маме, ждавшей его столько лет - остается только догадываться.

После войны нужно было налаживать мирную жизнь. Большая семья - шестеро детей, для которых нужно было много потрудиться, чтобы вырастить и поставить всех на ноги. Но отец всегда находил и желание, и силы, и время, чтобы позаниматься с малышами акробатикой, сходить вместе на речку и поплавать, рассказать много интересного, а перед Новым годом принести домой самую красивую елку.

Я всегда удивлялась стойкости, силе духа отца. Пройдя в жизни столько испытаний, которых с лихвой хватило бы не на один десяток человек, он не ожесточился, не сломался. Не слышала, чтобы он сетовал на жизненные невзгоды, жаловался, просил помощи. Наоборот, вселяя в других уверенность и оптимизм и словом, и делом - всем своим видом - он всю жизнь трудился. В свои 74 года он еще работал, успевая с утра сделать пробежку на Лесное озеро, а вечером пойти на дачу, которую соседи считали образцовой.

Никогда не слышала, чтобы отец кричал, говорил повышенным или раздраженным голосом, сквернословил. Его отличала какая-то внутренняя культура. Простой человек - он был истинным интеллигентом - начитанным, воспитанным, тактичным.

Даже не представляю, чего отец не смог бы сделать - казалось, он может все, да и многое ему приходилось делать своими руками. Делал на совесть, так добротно и аккуратно, что и теперь, по прошествии тридцати лет, сделанные его золотыми руками вещи продолжают жить и служить нам - его детям.

Отец многому научил меня. От него мне передались жизнерадостность, любознательность, аккуратность, желание довести начатое дело до конца, любовь к чтению, музыке, пению. Так же как и отец люблю кататься на лыжах, играть в шахматы. Как и он люблю маленьких детей.

Он любил и умел рассказывать. А рассказать было что. Удивительная любознательность была его характерной чертой. Всю свою жизнь отец читал - читал много, вовлекал нас - своих детей в чтение, собрал большую хорошую библиотеку, в которой много книг о морях, океанах, увлекших еще с детства и меня. Много книг о войне на море. Много художественной литературы. Сколько помню - отец всегда выписывал и «от корки до корки» прочитывал газету «Советский спорт», журналы «Работница», «Огонек», «Вокруг света», «Казан утлары».

Отец был разносторонним человеком. Как и в молодости увлекался театром - ходил в татарский драмкружок, с которым в свободное от работы время объехал много деревень со спектаклями и концертами. Очень любил петь, участвовал в фестивалях художественной самодеятельности.

Папа любил маленьких детей и успел дождаться до обидного мало внуков. Мальчишки появились позже - хорошие мальчишки, папа гордился бы ими. Жаль, что они не встретились.

Рауза Хузахметова
Димитровград Ульяновской области
 

Cмотреть всю галерею