Самая актуальная информация дератизация в Троицке у нас.
Эскадренный броненосец "Севастополь"
Страны под флагом которых служил: Российская Империя
Год списания с флота: 1904
Водоизмещение (надводное/подводное): 11800 тонн
Размеры:
длина -
112,5 м
ширина - 21,3 м
осадка - 8,6 м
Скорость хода: 15,3 узла
Дальность плавания:
над водой -
3750 миль
Силовая установка: 2 вертикальных машины тройного расширения, 16 котлов
Вооружение: 4 × 305-мм, 12 × 152-мм, 12 × 47-мм, 28 × 37-мм орудий, две 63,5-мм десантных пушки; 6 х 381-мм торпедных аппаратов, 50 мин заграждения
Экипаж: 27 офицеров и 625 матросов

 

«Севастополь» - последний корабль в серии несколько отличавшихся друг от друга эскадренных броненосцев типа «Полтава». Всю свою недолгую службу провёл на Дальнем Востоке, став одной из многочисленных жертв русско-японской войны.
Своё название броненосец получил в память об обороне Севастополя во время Крымской войны. Впоследствии это имя носил новый линейный корабль Балтийского флота.

Основные характеристики
Водоизмещение нормальное по проекту 10 960 дл.т, реальное 11 500 т.
Размерения: длина между перпендикулярами 108,7 м, по ватерлинии 112,5 м, наибольшая 114,3 м; ширина 21,34 м; осадка носом 7,6 м, кормой 7,9 м, в полном грузу фактическая до 8,6 м.
Бронирование (сталеникелевая броня): главный пояс 368-254 мм (у нижней кромки 184-127 мм; гарвеевская броня в центральной части), верхний пояс 127 мм, бронепалуба 51-76 мм, башни и барбеты главного калибра 254 мм, башни и барбеты среднего калибра 127 мм, рубка 229 мм.
Вооружение: четыре 305/40-мм орудия в двух башнях (по 58 выстрелов на ствол), двенадцать 152/45-мм пушек Канэ (четыре спаренные башенные установки и четыре орудия в батарее; по 200 выстрелов на ствол); двенадцать 47-мм и 28 37-мм пушек Гочкиса; два десантных 63,5-мм орудия Барановского; два 457-мм и четыре 381-мм торпедных аппарата; 50 сфероконических мин.
Мощность машин фактическая без форсировки 9368 инд.л.с., средняя скорость на испытаниях 15,3 уз. Запас угля нормальный 700 или 900 т, полный 1050, 1200 или 1500 т (данные разнятся); дальность плавания 10-уз ходом при запасе 900 т - 2800 миль, 1200 т - 3750 миль, 15-уз ходом при полном запасе - 1750 миль.
Экипаж: 21-27 офицеров и 605-625 нижних чинов.

«Севастополь» был начат строительством в марте 1892 года в старом эллинге на Галерном островке. Строительством руководили корабельные инженеры Е.П. Андрущенко и Н.И. Афанасьев. Официальная закладка всех трёх кораблей типа «Полтава», а также концептуально более раннего броненосца «Сисой Великий» состоялась 7 мая 1892 года (здесь и далее даты даны по старому стилю). На церемонии присутствовали император Александр III, наследник престола цесаревич Николай Александрович, управляющий Морским ведомством великий князь Алексей Александрович.
Спущен на воду броненосец был позже своих систершипов - 20 мая 1895 года. После достройки на плаву в 1898 году корабль перешёл в Кронштадт, где была установлена броня и артиллерия.
16 октября 1899 года «Севастополь» вышел на официальные испытания, которые пришлось прервать из-за аварии рулевого привода. Зиму он провёл в Либаве, готовясь к повторным испытаниям.

На момент начала постройки корабли типа «Полтава», вооружённые четырьмя 305-мм и двенадцатью 152-мм орудиями, могли считаться сильнейшими броненосцами мира. Однако строились они медленно, и к моменту их вступления в строй во флотах ведущих морских держав уже были корабли, не уступающие им в боевой мощи.

Если говорить о проекте в целом, не касаясь сроков и качества его реализации, то можно отметить лишь два безусловных недостатка. Первый из них - это неполное бронирование ватерлинии. В начале 1890-х годов уже появились скорострельные пушки среднего калибра с достаточно мощными фугасными снарядами, способными превратить небронированный борт любого корабля в решето. Чтобы кардинально повысить площадь забронированного борта, необходимо было существенно снизить толщину брони. Появление более качественной стали, закалённой по способу Гарвея, а затем и Круппа, позволяло сделать это без ущерба для стойкости брони, однако «полтавы» проектировались слишком рано, из-за чего стали обладателями излишне толстого, но слишком короткого пояса.

Другой недостаток - никудышная противоминная артиллерия. Правда, на начало 1890-х годов три-четыре десятка 47-мм и 37-мм стволов ещё можно было считать более-менее достаточным для отражения атаки миноносцев, но на рубеже веков, когда корабли реально вступали в строй, эти пушки уже стали почти бесполезными. По-хорошему следовало бы в ходе достройки и испытаний модернизировать броненосцы, сняв малокалиберную артиллерию и поставив дюжину 75-мм пушек, но этого сделано не было.

Размещение среднего калибра в башнях казалось весьма перспективным, но на практике себя не оправдало. Башенные орудия имели большие углы обстрела и неплохую защиту, однако из-за несовершенства электрических приводов того времени, тесноты и плохой вентиляции имели намного меньшую скорость наведения и худшую скорострельность, чем пушки в казематах или палубных установках. Недаром после русско-японской войны от применения башен для среднекалиберной артиллерии отказались на 20 лет.

Наиболее корректным и при этом исторически оправданным будет, пожалуй, сравнение «полтав» с построенными в Англии японскими броненосцами «Фудзи» и «Ясима», начатыми строительством позже русских кораблей, да вдобавок на верфях ведущей военно-морской державы мира, и поэтому имевших больше возможностей вобрать в себя все достижения тогдашнего военного кораблестроения.

Главный калибр «Полтавы» и «Фудзи» был примерно равноценным (используемые японцами более тяжёлые снаряды дали им ощутимое преимущество в русско-японской войне, однако это не является достоинством самого орудия и тем более корабля: после войны в России стали применять с теми же пушками ещё более тяжёлые и мощные снаряды). Часть боезапаса японцы хранили прямо в башнях главного калибра, что позволяло сделать им несколько выстрелов со значительно более высоким темпом, чем на русских кораблях, однако в дальнейшем скорость стрельбы резко снижалась. Вдобавок хранение снарядов прямо в башне было чревато их детонацией в результате удачного выстрела противника. В то же время угол возвышения японских 305-мм орудий был больше, что обеспечивало им большую дальность стрельбы. В сражении флотов это особой роли не играло из-за слишком низкой точности, однако давало преимущество при бомбардировке сухопутных объектов или неподвижных кораблей.

Средний калибр у «полтав» насчитывал 12 орудий против 10 у «Фудзи», причём русские пушки при равном калибре были более длинными, что в теории обеспечивало им более высокие баллистические характеристики и особенно бронепробиваемость. Тем не менее, реальной пользы от этого было немного, поскольку на фактических дистанциях боя пробить броню зачастую не могли даже 305-мм снаряды, и поэтому основной функцией среднего калибра стало разрушение небронированных частей вражеского корабля; для выполнения же этой задачи основную роль играет качество фугасных снарядов, а не баллистические характеристики орудия - а с фугасами у России было плохо (хотя это опять-таки не относится к достоинствам или недостаткам орудий или кораблей как таковых). В то же время среднекалиберная батарея «полтав» была лучше защищена: восемь из двенадцати пушек находились в башнях, в то время как на «Фудзи» в бронированных казематах стояли лишь четыре пушки. Правда, это отчасти компенсировалось существенно более низкой скорострельностью и меньшей надёжностью башенных установок того времени; в то же время расположение среднего калибра в башнях увеличивало углы обстрела этих орудий.

Единственное неоспоримое преимущество артиллерии «Фудзи» заключалось в более мощной противоминной батарее, что, однако, в значительной мере было достигнуто путём модернизации корабля, что можно было сделать и по отношению к «полтавам».

Главный бронепояс что «полтав», что «Фудзи» был очень толстым. У «японца» его толщина достигала 457 мм, что вкупе с применением гарвеевской стали делало его практически непробиваемым. Более тонкий пояс русских кораблей (368 или 406 мм) был скорее достоинством: в теории пробить его было легче, но на практике для этого требовалось сблизиться чуть ли не в упор, что в реальном бою невозможно; в то же время меньшая толщина брони позволяла снизить её вес (а значит, и водоизмещение корабля) или увеличить забронированную площадь. «Полтавы» были короче, чем «Фудзи», но их главный пояс был длиннее, а это существенно уменьшало площадь небронированных оконечностей и повышало устойчивость русских кораблей в бою (по мнению некоторых специалистов, броненосцы типа «Фудзи» могли погибнуть от разрушения оконечностей даже при полностью сохранившей водонепроницаемость бронированной цитадели). Правда, пояс японских кораблей замыкался толстыми броневыми траверзами, у «полтав» же они были не только тоньше, но ещё и выполнены из брони весьма посредственного качества, поэтому бой на острых курсовых углах для русского корабля был опаснее.

Огромным недостатком «японцев» была слабая защита артиллерии главного калибра. Хотя их барбеты были толще, а броня качественнее, чем у русских кораблей, сами вращающиеся части защищались лишь 152-мм бронёй. Неудивительно, что, несмотря на значительное число попаданий в установки главного калибра за время русско-японской войны, лишь у «Фудзи» броня оказалась пробита, и лишь чудо спасло броненосец от гибели. Правда, конструкция русских башен оказалась переоблегчённой, а металлические мамеринцы грозили заклиниванием в бою из-за попадания осколков, но эти проблемы были решаемы: башни подкрепили, а мамеринцы срубили.

«На бумаге» «Фудзи» намного превосходил «полтавы» в скорости. Однако здесь немаловажную роль играла разная методика испытаний, принятая в русском и английском флотах (японцы придерживались, естественно, английкой методики, ведь большинство их кораблей было построено на британских верфях). Если англичане широко применяли форсированное дутьё в котлы и замеряли скорость на прямой, то русские почти всегда проводили испытания при натуральной тяге, а в зачёт включалось и время, необходимое для разворота корабля на обратный курс; кроме того, длительность русских испытаний зачастую была больше. В результате английские (и японские) цифры больше соответствовали предельно достижимой скорости в идеальных условиях, а русские - реально достижимой при эксплуатации. Поэтому на практике «Фудзи» имел преимущество в скорости лишь над «Севастополем», на котором стояли плохо изготовленные и собранные машины российского производства; два других русских корабля типа «Полтава», оснащённые британскими машинами, проблем с ними не испытывали.

Таким образом, при меньшем водоизмещении «полтавы» имели в целом эквивалентную боевую мощь с «Фудзи», немного уступая в одних качествах и выигрывая в других. В целом можно сделать вывод, что эти корабли сочетали мощную артиллерию, неплохую бронезащиту и достаточную для своего времени скорость при сравнительно небольших размерах, что дало основания тогдашним справочникам считать их одними из наиболее сбалансированных броненосцев мира. 

Cмотреть всю галерею