Линейные крейсера Российского Императорского флота

 

После поражения России в русско-японской войне российское Морское министерство начало пересматривать стратегию развития военного флота. Вдохновленные тем, как легко японские эскадры охватывали голову русских эскадр в Цусиме и Желтом море, авторы проекта третьего поколения дредноутов сделали ставку на быстроходность и огневую мощь, тем самым создав отечественную концепцию линейного крейсера.

Линейные крейсера должны были использоваться в составе быстроходного отряда главных сил в эскадренном бою. Им отводилась роль свободно маневрирующей силы, способной осуществлять глубокую тактическую разведку и охват головы эскадры противника. Распоряжением от 23 октября 1907 г. Совет министров ввел в действие «Положение о составе и подразделении флота», согласно которому «оперативно-способная эскадра» российского флота должна была состоять из восьми линейных кораблей, четырех броненосных, девяти легких крейсеров и 36 эскадренных миноносцев. Задача создания такой эскадры выдвигалась как первоочередная в разработанном Морским генеральным штабом проекте «Программы развития морских вооруженных сил России на 1909-1919 гг.»

15 мая 1910 г. морской министр С. А. Воеводский утвердил составленные Морским генеральным штабом «Задания для выработки элементов для проектирования броненосных крейсеров», после чего Морской технический комитет (МТК) приступил к разработке. Первые прикидки показали, что при минимальном вооружении (8 х 305-мм орудий) водоизмещение кораблей составит 28000 т, главные размерения 204 х 27 х 8,8 м, заданная скорость (28 уз) потребует форсировки котлов и мощности турбин 80 000 л. с. (удельная масса энергетической установки 67 кг/л. с.)

Задача увеличения наступательной мощи привела к быстрому росту калибра и числа орудий, в результате чего размеры крейсера значительно увеличивались. Некоторые пункты задания оказались невыполнимыми, поэтому 24 декабря 1910 г. район плавания был уменьшен вдвое, а угол возвышения орудий - до 25°.

26 августа 1911 г. Морское министерство разослало шести русским и семнадцати наиболее известным иностранным судостроительным предприятиям предложения о представлении на конкурс эскизных проектов броненосных крейсеров согласно прилагавшимся требованиям. Принятые к рассмотрению проекты отличались большим разнообразием как по вооружению и бронированию, так и по энергетическим установкам: 305- или 356-мм артиллерия главного калибра, три или четыре трехорудийные башни, от двадцати до двадцати четырех 130-мм орудий, от пятнадцати до сорока восьми котлов, от двух до четырех гребных валов.

Идея линейно-возвышенного расположения башен на оконечностях корабля была сразу отвергнута, а идея установки четырех трехорудийных башен, напротив, вызвала живой интерес, однако лимиты расходования средств, выделенных на постройку, уже были исчерпаны. В результате разработчикам с Адмиралтейского и Балтийского заводов пришлось пожертвовать 1 узлом скорости и 12 мм бортовой брони. Тем не менее, денег все равно не хватало, поэтому недостающие суммы взяли из фондов на строительство легких крейсеров типа «Светлана».

В отношении наступательной мощи «Измаила» вызывает интерес теория ведения артиллерийского огня, применённая при постройке этих кораблей. Дредноут, имеющий 8 или 10 орудий ГК, за определённый промежуток времени может сделать 2 залпа из 4 или 5 орудий. Дредноут, имеющий 12 орудий в четырёх башнях, при их одинаковой скорострельности может сделать три залпа, то есть стрелять в 1,5 раза интенсивнее.