ремонт и настройка швейных машин на сайте
Эскадренный броненосец "Гангут"
Страны под флагом которых служил: Российская Империя
Год списания с флота: 1897
Водоизмещение (надводное/подводное): 7142 тонны
Размеры:
длина -
84,7 м
ширина - 18,9 м
осадка - 6,99 м
Скорость хода: 13,5 уз
Дальность плавания:
над водой -
2000 морских миль
Силовая установка: Две горизонтальные паровые машины тройного расширения
Вооружение: Артиллерия: 1 х 305-мм, 4 х 229-мм, 4 х 152-мм, 4 х 47-мм, 16 х 37-мм орудий; 6 торпедных аппаратов

 

«Гангут» - броненосец Российского Императорского флота, названный в честь битвы при мысе Гангут. Являлся уменьшенной копией броненосцев класса Император Александр II. Корабль был построен на Новой Адмиралтейской верфи в Санкт-Петербурге. Закладка состоялась 29 октября 1888 года, спущен на воду 6 октября 1890 (по другим данным, 3 июля 1893 года (en:Russian battleship Gangut (1888))) и закончен в 1894. Перегрузка на 600 тонн по сравнению с проектом привела к увеличению осадки и снижению скорости. Возвращаясь с артиллерийских стрельб 12 июня 1897, «Гангут» распорол борт о неотмеченную на карте скалу. Около 6 часов команда боролась за живучесть корабля, но безуспешно. К счастью, экипажу удалось спастись. «Гангут» затонул, и по сей день лежит на дне Выборгского залива под 29-метровой толщей воды. План по подъёму корабля так и не был осуществлен

 Корабль строился в Новом адмиралтействе, но кроме того к постройке привлекли большое количество казенных и частных предприятий. Строительство, начавшееся 29 октября 1888 г. (за полгода до официальной закладки), велось высокими темпами. 28 января 1889 г. «Гангут» был зачислен в списки флота, а 20 мая состоялась его официальная закладка. Стапельный период составил всего 33 месяца, вместе с тем даже в период стапельных работ вносились различные конструктивные изменения. Проведенные в октябре 1889 г. наливом воды в отсеки испытания наружной обшивки днища и бортов показали, по мнению специальной комиссии, удовлетворительные результаты. Спуск корабля на воду состоялся 6 октября 1890 г. затем темп работ значительно снизился, продолжались многочисленные изменения. Только в феврале 1891 г. заключили контракт с Обществом Путиловских заводов на изготовление водоотливной системы, а в мае МТК. утвердил чертежи 305-мм барбетнои установки. В результате ошибки при изготовлении шаблонов не подошли четыре плиты главного броневого пояса; их пришлось передать строившемуся броненосцу Наварин, а для «Гангут» изготовить новые. Швартовные испытания успешно завершились 18 сентября 1892 г.. К тому времени навесили почти всю броню, за исключением 16 плит 229-мм каземата и пяти-боевой рубки. Оставались также незаконченными якорное и рулевое устройства, водоотливная и вентиляционная системы, паровое отопление, камбуз, отделка кают. Тем не менее 14 октября броненосец своим ходом в сопровождении восьми буксиров перешел в Кронштадт. Суровая зима, производственные неурядицы и бытовая неустроенность вызвали во время достройки большую текучесть рабочих кадров.

 Только 3 июля 1893 г. «Гангут» впервые вышел на ходовые испытания, но уже через 19 дней вернулся в гавань для устранения неисправностей. 30 сентября состоялся шестичасовой пробег на полном ходу: при давлении пара в котлах 7,7-7,8 атм машины развили суммарную индикаторную мощность 5282,5 л. с., средняя скорость составила 13,78 уз; наблюдалась сильная вибрация верхней части цилиндров. Так как контрактной мощности и скорости достигнуть не удалось, МТК признал испытания неудовлетворнтельными и постановил повторить их в следующем году. Специально созданная комиссия под председательством контрадмирала П. П. Андреева сделала заключение о том, что кроме уже указывавшихся причин на замедлении работ сказалось отсутствие единых правил и графика, регламентирующих порядок заказов различных предметов корабельного снабжения на определенных стадиях. Несмотря на принятые меры, к весне 1894 г. оставалось еще много недоработок.

Лишь в июле «Гангут» начал кампанию, а в августе под флагом управляющего Морским министерством П. П. Тыртова совершил поход в Либаву. 12 сентября корабль вышел на повторную пробу машин. Машины работали ровно, без стука и нагревания отдельных частей. Испытывалась и артиллерия.

Испытания мореходных качеств проходили в конце 1894 г. при участии старшего помощника судостроителя Д. В. Скворцова. На его рапорте об этих испытаниях главный инспектор кораблестроения Н. К. Глазырин написал: «Нахожу, что в настоящей степени готовности этого броненосца его небезопасно посылать в дальнее плавание». Как следовало из рапорта Д. В. Скворцова, при ветре восемь баллов «Гангут» зарывался носом и был неустойчив на курсе. Командир корабля капитан 1 ранга А. А. Бирилев и Д. В. Скворцов составили перечень недостатков (21 пункт), среди которых настораживало «недостаточное сопротивление переборок прогибу, отсутствие резины на многих люках, дверях, пропущены заклепки в переборках». Кроме того, имела место эксплуатационная перегрузка в шкиперских, специальных машинных запасах и т. д. В результате водоизмещение достигло 7500 т. Броненосец даже не мог принять полный запас угля, штатный четырехмесячный груз предметов снабжения и продовольствия, так как главный броневой пояс ушел бы под воду. С учетом этих обстоятельств принимались меры для повышения непотопляемости. В апреле 1894 г. строитель предложил сделать двери каземата не деревянными, а металлическими, водонепроницаемыми. 16 августа вопрос о перегрузке «Гангут» рассматривался на заседании МТК. С. О. Макаров предложил сделать две траверзные переборки герметичными, установить столько же дополнительных переборок в носовой и кормовой частях от жилой до верхней палубы, укрепить крышки портов 152- и 229-мм орудий, что и было выполнено.

 12 июня 1897 года «Гангут» под флагом командующего эскадрой вицеадмирала С. П. Тыртова проводил в Выборгском заливе артиллерийскую стрельбу по щиту, установленному неподалеку от банки Ситта Гатту (сейчас Выборгская). Следует заметить, что промеры здесь не делались с 1834 г. В 15.40 щит подняли на борт. Под парами находились четыре котла в носовых кочегарках; броненосец взял курс на Транзунд, идя со скоростью 2,5 уз. Стояла ясная погода, дул легкий югозападнып ветер. Через несколько минут хода на корабле почувствовали небольшой толчок, едва заметный на верхней палубе. В каютах ощущение было такое, как при реверсе машин с переднего на задний ход. Лишь некоторые кочегары, стоявшие на вахте, отчетливо слышали скрежет под днищем. Рулевой доложил, что броненосец внезапно отклонился от курса на два градуса влево и в течение минуты не слушался руля. Почти сразу же в правую носовую кочегарку хлынула вода; через несколько минут стало затапливать и левую, коридор крюйт-камеры 229-мм орудий. Сразу же запустили все водоотливные средства. Находившийся на вахте в машинном отделении помощник старшего инженера-механика А. А. Гаврилов приказал разводить пары в левой кормовой кочегарке, а спустившийся вниз старший инженер-механик Н. М. Русначенко доложил о происходящем на мостик. В 15.50 одновременно с сигналом водяной тревоги остановили главные машины. Командир корабля капитан 1 ранга К. М. Тикоцкий спустился в носовую кочегарку. Команда действовала спокойно, как на учении: двери водонепроницаемых переборок, люки и горловины тщательно задраивались, с началась разводка паров во вспомогательных котлах, под предполагаемое место пробоины начали подводить пластырь, но штатные обносные цепочки оказались разорваны при ударе о камень; поэтому решили использовать тент, а для заводки концов спустили вельбот. Работе мешало сложное таранное образование носовой оконечности и усиливавшееся волнение. К 16.00 оказались залитыми топки котлов в правой носовой, а затем и в остальных кочегарках. Броненосец потерял ход, остался без света и водоотливных средств. В погруженных во тьму помещениях в наступившей тишине раздавался лишь шум воды: текли швы водонепроницаемых переборок, вода поступала через отверстия пропущенных заклепок, отсутствовавшие сальники, неплотности резины дверей и люков. Броненосец погружался, а до ближайшего берега оставалось шесть миль. На борту находилось 582 человека - экипаж, штаб эскадры, воспитанники Технического училища, ученики Петербургского мореходного класса, лоцманские и штурманские ученики, музыкантская команда эскадры. Чтобы прекратить дрейф в сторону каменистой банки и облегчить подводку пластырей, в 16.35 отдали правый якорь на глубине 29 м. По приказанию вице-адмирала С. П. Тыртова на Транзундский рейд к другим кораблям эскадры отправили вельбот. Крен броненосца к этому времени достиг 7° на правый борт. поэтому в отсеки левого борта приняли 60-70 т воды. Крен уменьшился до одного градуса и оставался таким в течение получаса, после чего корабль стал крениться уже влево. Тогда по инициативе старшего механика затопили помещение nравого погреба 305-мм зарядов. После многих и трудных попыток все же удалось подвести под днище тент и штатный пластырь, но вода продолжала прибывать.. Внутри корабля борьба за живучесть велась при свечах. Отверстия в переборках затыкались деревянными пробками и ветошью, на крышки люков по жилой палуое ставились упоры, подкреплялись переборки, воду откачивали ручными помпами и даже ведрами. В 18.00 возобновилась работа части водоотливных средств от вспомогательного котла, но его паропроизводительности не хватало, и к 18.30 осадка возросла на 2 м. Сыграла свою коварную роль и перегрузка: после того как жилая палуба оказалась ниже ватерлинии, вода хлынула из шпигатов, гальюнов, умывальников. Только в 19.00 к аварийному броненосцу подошел миноносец № 108, а затем и другие корабли. К этому времени крен «Гангут» достиг 10°. Командующий эскадрой распорядился отбуксировать его на мелкое место с помощью крейсера 2 ранга «Африка», на бак броненосца уже завели буксир. Однако к этому времени (19.25) возникла угроза опрокидывания корабля при буксировке, что привело бы к гибели сотен людей. В 20.20 стало очевидным, что спасти «Гангут» не удастся. По приказанию С. П. Тыртова началась перевозка людей и наиболее ценных вещей. Со всех кораблей и судов спустили шлюпки. Несмотря на ветер и волнение, спасательные работы шли организованно. В 21.00 спустили вице-адмиральский и кормовой флаги, С. П. Тыртов со штабом отбыл па пароход «Днепр». Через пять минут перестал работать вспомогательный котел и водоотливные средства, оставшиеся члены экипажа покинули борт корабля. Командир обошел еще не затопленные помещения и, убедившись, что на борту больше никого не осталось, последним сел в шлюпку. Через девять минут после её отхода (21.40) «Гангут» стремительно повалился на левый борт и почти сразу же скрылся под водой.

Cмотреть всю галерею